Поездка в российский Крым

Я этим летом 2014 года побывала в Крыму, уже в нашем Крыму, в российском. Компания у меня была, правда, не удачная, на отдых надо ездить со своими друзьями, а не с попутчиками. Но я всё равно  рада была этой неожиданно выпавшей возможности съездить в мой любимый Крым. Море и солнце, горы и дорога-серпантин, изобилие фруктов, сладкие огромные помидоры – всё это каждый мой приезд  меня несказанно радует.

Местные жители в Крыму очень приветливы. Они уже освоились в новых реалиях, рублями оперируют, будто у них никогда и не было никакой другой валюты. Туристов в этом году было не так уж много, мы вдвоём с приятельницей жили в двухэтажном гостиничном домике в трёх местном номере, ещё одна семья из Магадана – мама с двумя дочерями, жила через номер. Внизу на первом жили муж с женой – пенсионеры с внуком из Луганска. А три комнаты пустовали.

Луганчане вскоре уехали домой, как ни страшно им было возвращаться. Там дома осталась дочь с зятем и старшим ребёнком, они сообщали, что прячутся в подвале от бомбёжки. Родители и поехали их сменить, сказали, что они-то уже пожили, а их дочери ещё жить надо, детей поднимать. Хозяйка после их отъезда рассказала, что деньги на Крым им присылают родственники из Израиля, так что они платили за жильё. А были в Крыму и беженцы, их бесплатно принимали многие, поддерживали, кто чем мог.

Разговаривала я и с крымской татаркой, она палатку держит на пляже. Говорит, что её никто не спрашивал, хочет ли она в Россию, торговля в этом году упала, народ не едет, а из тех, кто приехал, никто ничего не покупает, дорого. Но мы, говорит, всё равно вас любим (а куда деваться). Да и впрямь, цены у них на вещи ширпотреба, как в Москве. Я же и говорю, сориентировались крымчане в ценах быстро.

Русские же в Крыму, как один утверждают, что никакие трудности их не пугают, лишь бы не бомбили. Они почему-то уверены, что, если бы не Россия, их всех бы татары давно перерезали. Пока выгод экономических они не почувствовали, и только моральное спокойствие за свою жизнь их греет.

А на Украину я всё-таки засобиралась, спустя неделю отдыха в скучной компании моей ни слишком хорошо знакомой приятельницей. Честно говоря, я и в Крым уехала, вопреки тому, что должна была ехать в Черкассы их Москвы на поезде к племяннику на свадьбу. Но что-то мне так не хотелось ехать в страну, где тебя люто ненавидят, что я решила сдать билет и поехать лучше к морю. Но на море так заскучала по своим родным, так захотела к маме, что сдала уже обратный билет на самолет до Москвы и поехала на поезде из Симферополя на Украину. В очереди за билетом поговаривали, что меня не пропустят украинские пограничники, но как-то не очень уверенно, и я поняла, что меня, может,  к старенькой маме пропустят, не звери же они.

Но ни тут-то было. На границе в Херсоне меня высадили с поезда, и ближайшим поездом отправили обратно в Крым. Дело было уже в полночь, кроме меня ссадили ещё двоих мужчин с Кубани, они тоже ехали к родственникам, один — к маме, другой – к жене.

Что меня поразило, пограничников было человек пятнадцать, все молодые, высокие, красивые славяне. Один голубоглазый так красив, будто с обложки глянцевого журнала, он у них один из главных. И все как один разговаривают на русском. Я говорю, чего это вы все по-русски разговариваете, у вас же тотальная украинизация насаждается. Но, как мне показалось, они даже не знают, с чего начался весь сыр-бор на Донбассе.

Один из этих витязей прекрасных вышел к нам и стал декламировать, почему нас высадили с поезда и не пускают на территорию Украины. Вас тут ненавидят, сказал он, а вы всё едете и едете. И пошла украинская пропаганда, вдолбленная олигархическим телевидением, мол, русские оккупировали Крым, а мы незаконно пересекли границу там, и сейчас вторично хотим нарушить закон Украины. Я, конечно, не додумалась до того, что купила билет на поезд из Симферополя до Черкасс по внутренним украинским ценам, хоть и в рублях, то есть очень дёшево.  Но так, возьмите с меня доплату и пропустите! Так нет, а вдруг мы повернём на Юго-Восток и примкнём к ополченцам?

Да, я только руками разводила. Хоть кому-нибудь когда-нибудь, говорю, будет за это всё стыдно? Украинские пограничники хоть и не звери, но к маме меня не пропустили, честно признавшись, что их посадят, если они нарушат приказ из Киева – русских из Крыма не пускать. Солдатик с автоматом наперевес помог мою сумку с дарами Крыма донести до их участка. Я говорю, как преступницу меня ведёшь, а он, — ну какая же вы преступница, у меня много друзей в России, я как дружил с ними, так и буду дружить.

Хотели мне даже штамп в паспорт поставить, красный, чтобы я в течение трёх лет не могла въехать на Украину, но потом смилостивились надо мной, ведь я к маме должна ещё как-нибудь съездить. Голубоглазый красавец отдавал мне документ, и так жалостливо на меня смотрел, будто извинялся передо мной, сам не понимая, за что. Я им два килограмма персиков оставила, не довезла бы домой по жаре. Им было явно неловко за то, что нас кто-то сделал врагами. Милые ребятушки, случись, что Порошенко всё же развяжет третью мировую, они на границе погибнут одни из первых. Такие парни, под два метра ростом, генофонд, цвет славянского народа. Кому нужно их уничтожать?

Домой я добиралась двое суток на перекладных, устала, но не смертельно, эмоциональных затрат в дороге у меня не было, а от физических — приятная усталость. К тому же в дороге мне все время попадались интересные попутчики; русские люди общительны, доброжелательны, и помогут, и проводят, и сумку тяжелую поднесут. С одним из кубанских мужчин мы всю дорогу беседовали. Он очень  интересным человеком оказался. Самый острый интерес в таких разговорах у нас, русских людей ещё советской закалки, вызывает экскурс в историю. Она, история, у нас богатая, переполненная грандиозными эпохальными событиями, а собеседник мой оказался человеком эрудированным.

Уж мы прошлись по истории России и вдоль и поперёк, и пришли к неутешительному выводу, что гражданские войны имеют, как правило, затяжной характер, и Украина, к сожалению, завязнет в этой войне надолго, пока это будет нужно американцам. А им это нужно, чтобы ослабить не только Россию, которую они наказывают под  надуманными предлогами санкциями, но Европу, которой рикошетом отдадутся воспитательные меры, применяемые по отношению к России. Зачем им кто-то сильнее них самих.

В поезде из Краснодара, куда я попала, преодолев расстояние от Джанкоя на маршрутке, пароме через Керченский пролив и автобусе, до Москвы ехали ещё одни луганчане, молодые ребята. Они давно уже в России работают, рассказывали, что их семьи живут в подвалах, они шлют им денег, продукты привозят, когда вырываются домой на побывку. Но это всё было в начале августа. Живы ли все, кого я тогда встретила, сейчас, после не прекращавшихся на Донбассе массированных артобстрелов в течение всей второй половины августа, не известно.

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поделитесь своим мнением

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Клуб «Сетевой журналист»
«Как бороться с полнотой…»
Заказать обратный звонок
zakaza2t

Нажимая на кнопку, я даю согласие на обработку своих персональных данных. Соглашение

Подпишитесь на обновления сайта

Форма подписки

Подпишитесь на обновление сайта, чтобы получать сообщения о новых материалах "Студии SEVIRA".


Ваше имя
Ваш email:

email рассылки Нажимая на кнопку, я даю согласие на обработку своих персональных данных.

Соглашение

email рассылки
Я на однокласниках
© 2017 Студия "SEVIRA"  Войти Яндекс.Метрика